Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница

этом уровне, исходном для всего развития "ткани" сознания, она со-

стоит не из разрозненных "нитей", а из целостностей. Поэтому нет

необходимости делить психические операции на элементарные и выс-

шие, приписывая последним особую комбинаторную силу. На всех

уровнях нет ничего, кроме гештальтов.

Представление о двух уровнях было унаследовано психологией от

ее физиологических "предков": закона "специфической энергии ор-

ганов чувств", рожденного методологией механицизма с его "анато-

мическим началом". Именно это "начало" расщепляло, соответствен-

но раздельности нервных волокон, содержание сознания на элемен-

ты. Психологическая "карта" сознания приобретала тем самым "то-

чечный" характер.

Однако вопреки неадекватности этой "карты" реальному, изначаль-

но предметному сознанию она имела важное Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница преимущество, заключа-

вшееся в том, что феномен сознания выступал как завершающий эф-

фект причинного ряда. Физический стимул провоцировал возбужде-

ние нерва, освобождая заложенную в нем энергию, которая и является

сознанию в образе ощущения. Великий Гельмгольц считал этот закон

не уступающим по своей непреложности законам Ньютона.

Здесь детерминизм приносился в жертву принципу системности.

Приверженцы этого принципа отстаивали новый взгляд на сознание.

Тем не менее они, как исследователи, претендующие на естественно-

научное объяснение психики, не могли обойти вопрос об ее отноше-

нии к внешнему миру и мозгу. И тогда им пришлось принести в жер-

тву системности принцип детерминизма. Придав гештальту универ-

сальный характер, они стали утверждать Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница, что на таких же началах ор-

ганизованы как (физическая среда, к которой адаптируется организм,

так и сам этот организм. Соотношение же между физическим, физи-

ологическим и психическим является не причинным (внешний раз-

дражитель вызывает физиологический процесс, пробуждающий ощу-

щение), а изоморфным.

Это понятие означало, что элементы одной системы находятся во

взаимооднозначном соответствии элементам другой. Скажем, топо-

графическая карта и ее элементы изоморфны рельефу той местности,

которую она воспроизводит. Одна "система" не является причиной

(детерминантой) другой. Но между ними имеется подобие структур.

Отправляясь от понятия об изоморфизме, авторы гештальттеории



распространили ее и на физические процессы, и на процессы в моз Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница-

говом веществе. Они надеялись тем самым выйти за пределы созна-

ния (каким оно дано в интроспекции субъекта), включив объяснение

происходящих в нем процессов и преобразований в единый конти-

нуум реального бытия. Тем самым психология, по их замыслу, смо-

жет укорениться в семье естественных наук, стать по своей точности

подобной физике.

Этот проспект вдохновлял лидеров нового направления, в частно-

сти В. Келера. Уже приобретя широкую известность своими экспери-

ментами по изучению интеллекта человекообразных обезьян (где их

поведение объяснялось с новых гештальтистских позиций), Келер

публикует программный труд "Физические гештальты в покое и ста-

ционарном состоянии" (1920), надеясь доказать, что в коллоидной

химии действуют всеобщие законы гештальта. Им подчинена Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница, соглас-

но гештальтистской версии, работа больших полушарий, где, скажем,

воспринимаемому внешнему движению соответствует структурно-по-

добное движение нервного процесса или видимой, зрительно воспри-

нимаемой симметричной фигуре соответствует аналогичная симмет-

рия изменений в головном мозгу и т. д.

Иначе говоря, везде, где имеются психические конфигурации, с

ними коррелируют физиологические гештальты. Одни параллельны

другим. Такой подход, несмотря на новейшую математическую аран-

жировку, воспроизводил известный со времен XVII века психофизи-

ческий параллелизм. Реальные причинные отношения физического

и психического подменяются математическими. Тем самым отрица-

лось причинное влияние объективных ситуаций, в которых живет ор-

ганизм, на его психический строй.

В то же время активное воздействие сознания Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница на эти ситуации так-

же остается загадкой. И все же реальная значимость гештальтизма в

эволюции научного знания о психике велика. Она связана с глубокой

экспериментальной разработкой категории психического образа как

системно организованной целостности. Благодаря этому в различных

ветвях психологии были разработаны новаторские методики, посред-

ством которых добыты факты, прочно вошедшие в основной фонд

научных знаний (главный образом о познавательных процессах- вос-

приятии, памяти, мышлении).

Укреплению системного подхода к мотивации и социально-пси-

хологическим проблемам существенно способствовало представление

об изначальной включенности сознания в нередуцируемый к его от-

дельным феноменам контекст (психологическое поле или жизненное

пространство). В то же время идеи гештальтшколы, изменив общую

атмосферу в психологии, внеся в нее дух системности Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница, впитанный дру-

гими школами, побудили к критике ее методологических ориентаций.

Гештальттеория, утвердив в психологии принцип целостности, отъ-

единила его от двух других нераздельно связанных с ним объясни-

тельных принципов - детерминизма (причинности) и развития.

Именно это и создало ее оппонентный круг'. Одним из критиков стал

Более подробно см.: глава 1 , параграф "Оппонентный круг"

Л.С. Выготский, разработавший свой вариант системной интерпрета-

ции психики. Принципиально новым в его подходе явилось включе-

ние в эту интерпретацию принципа развития как стадиального про-

цесса, в котором доминирующую роль играют социокультурные фак-

торы. Они представлены в виде знаково-смысловых систем, имеющих

собственный, независимый от индивидуального Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница сознания статус.

В этом плане взгляд на системный характер созидаемых культурой

знаков казался родственным структурализму в гуманитарных науках

(языкознании, языковедении), который, отрешаясь от реалий душев-

ной жизни и уникальности личности, сосредоточен на независимых

от субъекта инвариантных (устойчивых) отношениях между элемен-

тами системы (например, языка) и их преобразованиях.

В отличие от абстрактно-структуралистского под-

Знаковая хода, с одной стороны, и от гештальтистской вер-

система сии о "поле" - с другой, Выготский понимал зна-

ковую систему как смысловую (то есть выстро-

енную из значений и смыслов), а "поле" в свою очередь как комму-

никативно-смысловое, образуемое общением индивидов, оперирую-

щих знаками, преломленными в драме развития этих индивидов Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница.

Именно это позволило ему устранить недостаток, существующий,

по его убеждению, в гештальттеории: ее неспособность объяснить раз-

витие психики, происходящие в личности качественные преобразо-

вания, порождение новых форм. Одними и теми же законами струк-

турности (группировки, центрирования, создания хорошего гештальта

и т. д.) эта теория стремилась объяснить все психические формы - от

инстинктов у беспозвоночных до открытий Эйнштейна (по поводу

которых один из лидеров гештальтизма Вертгеймер интервьюировал

создателя теории относительности).

До Выготского в тех случаях, когда знаковые системы рассматри-

вались по отношению к человеку, их функция исчерпывалась его спо-

собностью их понимать и интерпретировать. У Выготского же они

приобрели особое предназначение, выступив в роли инструментов по Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница-

строения из "материала" психологической системы высшего уровня,

которая - согласно его представлениям - и является реальным экви-

валентом сознания.

С первых шагов в психологии Выготский отверг представление о

сознании как внутренней "плоскости", лишенной структурных и ка-

чественных характеристик, как вместилище явлений или процессов,

сменяющихдругдруга во времени. Направление пересмотра этоготра-

диционного воззрения определялось у Выготского задачей понять со-

знание, во-первых, как систему, имеющую собственное строение, во-

вторых, как систему, которая, возникая из предсознательных психи-

ческих форм, имеет свои законы преобразования.

Выготский отказался рассматривать сознание п качестве замкну-

той в себе изолированной структуры, компоненты которой (психи-

ческие функции и феномены: память, мышление Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница, эмоции, сновиде-

ние и др.) взаимодействуют между собой по ее собственным имма-

нентным законам.

Психологическая система у Выготского выступила в ее системной

связи как с объектами внешнего мира, так и с нейрофизиологически-

ми аппаратами.

На первый взгляд он шел здесь по стопам гештальттеории, для ко-

торой события в сфере сознания коррелируют с внешними для этой

сферы физико-химическими процессами, с одной стороны, процес-

сами в головном мозгу - с другой.

Как уже было отмечено, это позволило гештальтистам обойти во-

прос о причинной (детерминационной) зависимости явлений созна-

ния (какими они открываются способному наблюдать за ними субъ-

екту) от имеющей собственный онтологический статус окружающей

среды Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница и нейросубстрата поведения.

Для Выготского же решающее значение имели именно поиски этой

зависимости. За исходную причину он принимал микросоциальную

систему отношений, имеющую историческую природу. Внутри ее раз-

вертывается и преобразуется система психических функций: памяти,

внимания, мышления, воли и др. Так, "первоначально всякая выс-

шая функция была разделена между двумя людьми, была взаимным

психологическим процессом"'. (Один человек говорил, дру-

гой - понимал, один - приказывал, другой - выполнял и т. п.)

С развитием системы изменялся характер связей между функция-

ми. Так, например, согласно Выготскому (который опирался на дан-

ные не только своих экспериментов, но и работ многих западных пси-

хологов), для детей младшего возраста мыслить - значит Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница вспоминать

конкретные случаи. Но в дальнейшем в динамике функций становится

ведущим звеном не память, а мышление. Причем сами понятия, по-

средством которых работает мышление, трактуются Выготским как

системные образования, проходящие ряд эпох в своей истории, изу-

чение которой привело его к важным открытиям. "Мыслить поняти-

ями, - писал он, - значит обладать известной готовой системой, из-

вестной формой мышления (еще вовсе не предопределяющей даль-

нейшего содержания)"^.

Из этого явствовало: системность "формальна" в том смысле, что

она есть способ организации, упорядочения психических элементов,

' Выготский Л.С. Собр. соч. в 6-ти томах. Т. 1. М., 1982, с. 1 15.

' Там же, с. 122.

вВак^З

-' ^?

" .в^,

х^^^э

-^J.;,: .

^ '"^ и

><*.

конкретное содержательное наполнение которых может быть самым

различным Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница. Понятие о форме напоминало о структуре, названной

"гештальт". Однако между тем, что подразумевалось под формой Вы-

готским и гештальтистами, имелось существенное различие. По Вы-

готскому, формы мышления творятся в тигле человеческой культуры

и осваиваются по психологическим законам в онтогенезе. Согласно

же гештальтизму, мышление подчинено тем же конфигурациям, ко-

торые структурируют любые объекты. Отсюда аисторизм этой кон-

цепции и ее неспособность объяснить стадиальность развития.

Трактовка Выготским психологической системы предполагала, как

уже отмечалось, ее соотнесенность не только с социокультурной сре-

дой (которая в свою очередь представлялась системно в образе спло-

ченного знаками в особую целостность процесса общения индиви-

дов), но и с Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница деятельностью мозга. Соотнесенность мозга с внешним

миром мыслилась И.П. Павловым опосредованной сигнальными си-

стемами. Выготский сделал следующий перспективный шаг. У него

применительно к человеку павловская вторая сигнальная система обо-

рачивалась знаковой (сигнификативной).

Сигнал и знак не идентичны по своей функции. Сигнал служит

различению раздражителей. Правда, занятия проблемами психиатрии

побудили И.П. Павлова признать, что поведением человека правят

"вторые сигналы" (речь человека). Они служат носителями особого

интеллектуального содержания, поскольку "представляют собой от-

влечение от действительности и допускают обобщение"'. Вся эта ра-

бота производится лобными отделами больших полушарий головно-

го мозга.

Иным объективным статусом обладает система знаков. Она суще-

ствует независимо от мозга, является, так сказать, экстрацеребраль Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница-

ной. Соответственно, объективным (хотя и исторически изменчивым)

является значение этих знаков.

Оперируя знаками-значениями (сперва в прямом общении с дру-

гими людьми, а затем с самим собой), индивид устанавливает связи

между различными зонами головного мозга.

Межличностные отношения и действия, образующие благодаря

знакам систему психических функций, создают связи (теперь уже не

сигнальные, а семиотические) в больших полушариях. Не только мозг

управляет человеком, но и человек - мозгом, посредством знаково-

орудийных действий, меняющих природу психических функций.

' Павлов И.П. Полн. собр. соч. в 6-ти томах, 2-е изд. Т. 3. Ч. 2. М.-Л., 1951,

с. 232.

Развитие системы "Всякая система, о которой я говорю, - отмечал

Выготский, - проходит три этапа. Сначала интер Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница-

психологический - я приказываю, вы выполняете; затем экстрапси-

хологический - я начинаю говорить сам себе; затем интрапсихологи-

ческий -два пункта мозга, которые извне возбуждаются, имеют тен-

денцию действовать в единой системе и превращаться в интракорти-

кальный пункт". Таким образом, интрапсихологическое - это и есть

интракортикальное. Однако Выготский вовсе не был приверженцем

постулата о психофизиологическом тождестве. За психологией он

оставлял систему психических функций, несводимую ни к каким дру-

гим. Прежнее понятие об этих функциях толковало их по типу актов

или процессов, автором которых является индивидуальный субъект.

При естественнонаучном подходе считалось неоспоримым, что они

являются функцией мозга. У Выготского понятие о функции ради-

кально меняло свой облик. Утверждалось Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница, что у человека она опосре-

дована знаком (как элементом социокультурной системы) и сама внут-

ренне соединена с другими функциями системными отношениями,

отражая которые, организуются связи в мозгу. Тем самым ч модель

психологической системы вводилась идея активности. Однако эта

идея имела иные основания, чем в функционализме, где источником

активности выступал субъект, и в гештальтизме, где источник транс-

формации образа полагался изначально заложенным в его собствен-

ной динамичной имманентной организации.

Принцип системности, как можно было убедиться, пришел в но-

вую психологию из механики (образ "машины"), затем радикально

изменился благодаря научной революции в биологии (утвердившей

формулу "организм - среда") и физике (понятие о "поле"), наконец.

выступил в интерпретации, предложенной культурологией (понятие

о Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница "знаковых системах").

В XX веке углубление системного объяснения жизненных явлений

было обусловлено развитием представлений о гомеостазе. Как отме-

чалось, их ростки "пробивались" в концепции Бернара о саморегу-

ляции процессов обмена веществ во внутренней среде.

При всей продуктивности этой концепции она рассматривала са-

морегуляцию только под одним углом зрения. Предполагалось, что

благодаря ее механизмам живая система автоматически сохраняет

свою устойчивость, не тратя на решение этой задачи специальных уси-

лий, которые тем самым могут быть направлены на независимое от

процессов в организме произвольное поведение во внешнем мире.

Между тем логика движения научной мысли требовала объяснить

закономерный, причинный характер также и этого внешнего поведе-

ния.

Наряду Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница с Павловым одним из пионеров этого направления высту-

пил Уолтер Кеннон.

Кеннон первоначально изучал процессы, происходящие внутри те-

ла при реакциях боли, гнева, голода, страха. Опираясь на новатор-

ские эксперименты, он доказывал, что при этих реакциях наряду с

внешним выражением включаются внутрителесные механизмы, ис-

полненные биологического смысла, позволяющие организму выпол-

нить главную формулу выживания. Ее можно обозначить как "борь-

бу и бегство".

Организм перестраивается с тем, чтобы заранее адаптироваться к

угрожающим его устойчивости опасностям. Такая перестройка носит

характер преднастройки. Изменения во внутренней среде телеологич-

ны в том смысле, что происходят заблаговременно, а не в момент не-

посредственного действия раздражителей. Эти изменения приводят

организм Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница в состояние боевой готовности, повышая его шансы на вы-

живание.

Принцип гомеостаза был распространен Кенноном с биологиче-

ских объектов на системы иного типа, приобретя тем самым универ-

сальное значение. "Не полезно ли, - спрашивал Кеннон, - изучать

другие формы организации - промышленные, домашние и социаль-

ные - в свете организации живого тела?" И отвечая на этот вопрос,

писал: "Аналогия может быть инструктивной, если взамен сравнения

структурных деталей будет соотнесено выполнение функций в физи-

ологической и социальной областях".

Многие исследователи поддались соблазну при-

Системность менить идею гомеостатических регуляций (в ка-

в исследованиях честве удерживающих процессы внутри системы

Ж. Пиаже "организм - среда" на стабильном, равновесном

уровне). В Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница психологии наиболее крупные дости-

жения, вдохновленные этой идеей, принадлежали Ж. Пиаже.

Исходным для него служил принцип функционального равнове-

сия, к которому тяготеют отношения между организмом и средой.

Чтобы реализовать его применительно к психологии, следует, по мне-

нию ученого, внедрить в эту науку новую биологическую парадигму,

согласно которой все процессы в организме имеют адаптивную при-

роду. Адаптация же означает не что иное, как равновесие, достигае-

мое взаимодействием двух факторов: ассимиляции и аккомодации.

Ассимиляция - это усвоение организмом данного материала. Акко-

модация - приспособление к ситуации, требующее от организма опре-

деленных форм активности. На физиологическом уровне взаимодей-

ствие носит материальный, вещественно-энергетический характер Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница, в

силу чего изменяется само вовлеченное во взаимодействие живое те-

по. С переходом на психологический уровень появляется особая фор-

ма адаптации. Ее можно было бы назвать поведением, если не соеди-

нить с этим термином то значение, которое придали ему бихевиори-

сты, потребовавшие изъять из научного психологическоголексикона

любые "ментальные" понятия, незримые для внешнего объективно-

го наблюдения.

Но Пиаже сосредоточился в своих многолетних исследованиях

именно на этих понятиях, прежде всего на понятии интеллекта как

системы интериоризованных операций (действий) человеческого ор-

ганизма.

Сначала организм совершает внешние сенсомоторные действия, за-

тем они интериоризируются, превращаясь в операции. Этому понятию

Пиаже придал главную роль в интеллектуальной деятельности, уделив

особое внимание доказательству ее Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница системного характера.

Интериоризованные действия становятся операциями ума, толь-

ко когда они координируются между собой, создавая обратимые,

устойчивые и в то же время подвижные целостные структуры.

В ходе развития ребенка совершается переход интеллекта от сен-

сомоторных структур к структурам более высокого уровня: сначала к

стадии конкретных умственных действий, затем к стадии, когда эти

действия превращаются в операции и возникает способность к дедук-

тивным умозаключениям и построению гипотез.

Операции отличаются тем, что они обратимы (для каждой имеет-

ся противоположная, или обратная ей, операция, посредством кото-

рой восстанавливается исходное положение и достигается равнове-

сие) и скоординированы в системы.

Важное преимущество такого подхода заключалось в том, что

принцип Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница системности сочетался с принципом развития.

Другим существенным моментом в концепции Пиаже стала уста-

новка на соотнесение психологических структур, выявленных в эк-

спериментах, с логическими структурами. За этим крылось его убеж-

дение в том, что, какой бы абстрактный характер ни носили логиче-

ские конструкции, они в конечном счете воспроизводят, хотя и в спе-

цифической форме, реальные процессы мышления, открытые для эк-

спериментально-психологических исследований. Последние же в тру-

дах Пиаже ориентировались на биологическую категорию гомеоста-

за, ставшую для психологии в XX веке, как уже отмечалось, наиболее

типичной формой воплощения принципа системности.

Преимущества этой формы и причины ее влияния на психологи Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница-

ческую мысль заключались в том, что идея саморегуляции взаимоот-

ношений организма со средой избавляла от диктата предшествующей

функциональной психологии.

14-1253 401

Для этого направления сознание выступало в качестве особого

агента, основания деятельности которого заложены в нем самом. По-

пытки перейти от анализа отдельных функций (актов, процессов) со-

знания к его объяснению как целостности, имеющей собственную ор-

ганизацию, сводились к внутрипсихическим корреляциям между эти-

ми функциями. Как окружающая среда, так и сам действующий ор-

ганизм оказывались внешними по отношению к сознанию объекта-

ми приложения активности сознания.

Созданная логикой развития науки потребность в интеграции пси-

хических явлений свелась либо к поискам влияния одних функций

на другие Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница, либо к их сцеплению во внутрипсихическом кругу меж-

функциональных связей. Начальный период творчества многих пси-

хологов, воспринявших идею системности в ее образе, заданном ка-

тегорией гомеостаза, говорит, что они прошли школу функционализ-

ма, разочаровавшись в ней.

В России павловское представление об "уравновешивании" орга-

низма со средой красноречиво свидетельствует о его приверженно-

сти псе тому же принципу гомеостаза. Вместе с тем в эти годы в Рос-

сии позиции, близкие функционализму, занимали ведущие психоло-

ги, в частности Н.Н. Ланге и А.Ф. Лазурский. Выдающийся ученик

Лазурского М.Я. Басов опубликовал свою первую монографию под

названием, открыто декларирующим его приверженность функцио-

нализму, - "Воля как Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница предмет функциональной психологии".

Однако в методологической ориентации Басова вскоре происхо-

дит коренной перелом. Он был обусловлен новой идейной атмосфе-

рой в России, где утвердились два учения, изменившие образ психо-

логии в стране, - учение Маркса и учение Павлова.

Учение Маркса побудило отграничить поведение

Системный подход от специфически человеческого способа общения

к деятельности индивида со средой, каковым является деятель-

ность. Басов первым поставил вопрос о деятель-

ности как особом, не сводимом к другим, системном образовании,

имеющем спою "морфологию", включающую среди других компонен-

тов условные рефлексы.

Трактовка деятельности как особой системы, в недрах которой фор-

мируются психические процессы, была разработана С Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница.Л. Рубинштей-

ном и А.Н. Леонтьевым. Попытка предпринять структурный анализ

деятельности привела А.Н. Леонтьева к выделению в ней различных

компонентов (таких, как действие и операция, мотив и цель). Они

были названы "единицами", которые образуют ее "макроструктуру".

В то же время этот "деятельностный подход" применительно к сфере

психических явлений требует выхода за ее пределы. "Системный ана-

лиз человеческой деятельности необходимо является также анализом

по-уровневым. Именно такой анализ позволяет преодолеть противо-

поставление физиологического, психологического и социального,

равно как и сведение одного к другому".

В середине XX столетия понятия системного

Принцип системности анализа приобрели особую актуальность в свя-

и кибернетика зи с проблемами организации сверхсложных

объектов, необходимостью принимать Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница реше-

ния, касающиеся принципиально новых социоэкономических, чело-

векомашинных и т. п. систем.

Проблемы, разрабатываемые некоторыми психологическими на-

правлениями, оказались в ряду главных проблем кибернетики. Бихе-

виоризм, как мы знаем, претендовал на то, чтобы быть наукой об

управлении поведением, понимая его, однако, преимущественно как

автоматически совершающийся процесс и видя в категории образа

непреодолимую преграду для его строго причинного объяснения. Геш-

тальтпсихология выдвигала на передний план принцип самооргани-

зации и структурности психической деятельности, понятой как пре-

образование целостных структур - гештальтов. Речь шла о том, что

общая организация целого определяет свойства и поведение его от-

дельных компонентов.

Системный подход стал определяющим и для кибернетики. Вме-

сте Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница с тем в русле кибернетического движения шли поиски теории, спо-

собной соединить трактовку управления как автоматически соверша-

ющегося процесса с идеей о роли познавательных (информационных)

структур. Попытки сблизить эти подходы предпринимались в свое

время приверженцами как бихевиористского, так и гештальтистско-

го направлений. Так, необихевиористТолмен утверждал, что пробежка

белых крыс по лабиринту регулируется не раздражителями, а "знако-

выми гештальтами" и "познавательными картами". По мнению же

гештальтиста Келера, изменение структуры "зрительного поля"

управляет двигательными реакциями обезьяны, соединяющей в ре-

зультате образования нового сенсорного гештальта (путем инсайта)

две палки, чтобы достать приманку. Но и у Келера, и уТолмена между

чувственным образом и мышечным действием зияла пропасть. Опыт

бихевиоризма Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница и гештальтизма говорил о том, что в пределах их кате-

гориальных схем невозможно позитивно решить вопрос об эмпири-

чески очевидной, непосредственной связи образа и действия. Нужно

было выйти за пределы этих схем к новым теоретическим обобщени-

ям, с высоты которых удалось бы преодолеть ограниченность бихе-

виористского и гештальтистского подходов. Притом задача построе-

ния новой концепции не ограничивалась уровнем сугубо теоретиче-

14* 403

ского исследования. Толмен и Келер могли высказывать различные

Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 6 | Нарушение авторских прав


documentabqcbgz.html
documentabqcirh.html
documentabqcqbp.html
documentabqcxlx.html
documentabqdewf.html
Документ Петровский А.В., Ярошевский М.Г. 39 страница